Всего три года назад решение британцев покинуть Евросоюз казалось прыжком в неизвестность. Сейчас четкая и однозначная поддержка брекзита выглядит в глазах британского общества как единственный путь к стабильности, что позволило Борису Джонсону и Консервативной партии взять на выборах большинство – 80 кресел – самый большой отрыв со времен Маргарет Тэтчер.

Смычка города и деревни

Представление о том, что вернуть в Британию стабильность можно, только завершив наконец выход из ЕС, оказалось настолько сильным, что перевесило даже эксцентричную репутацию Джонсона. Голос за разрозненную оппозицию, предупреждали тори, приведет к новым проволочкам с брекзитом, и на решение реальных задач просто не останется времени. Другое дело – подтвердить мандат правящих консерваторов. Имея уверенное большинство в парламенте, они смогут закончить развод с ЕС и разобраться с внутренней повесткой – помочь проблемным регионам, инвестировать в здравоохранение и побороть преступность.

Такой подход не преподнес ярких сюрпризов, но оказался эффективным. Сочетание жесткой линии по брекзиту и экономического популизма позволило Джонсону консолидировать вокруг себя избирателей-евроскептиков, в том числе среди рабочих в центре и на севере Англии. Поддержка главных конкурентов тори за эту часть избирателей – Партии брекзита – упала с 11% в начале ноября до 2% по итогам выборов. Болсовер, Седжфилд, Бишоп-Окленд, Бассетлоу, Гримбсби – с 1945 года эти округа оставались под контролем лейбористов, а теперь перешли к тори. Отношение к брекзиту размыло традиционную партийную лояльность, став главным политическим водоразделом.

Сыграла на руку Джонсону и слабость оппозиции. Да, он имеет высокий антирейтинг (более 40%), а 59% британцев, по опросам, не испытывают к нему доверия. Тем не менее Джонсон оказался куда более популярным кандидатом на кресло премьера (41%), чем его главный соперник – лидер Лейбористской партии Джереми Корбин (26%). Особенно низко избиратели оценили компетентность лейбористов в вопросах экономики (отставание от тори на 18 процентных пунктов), брекзита (-18) и нацбезопасности (-34). Из-за слабости Корбина и разобщенности противников тори, которые отбирали друг у друга голоса, оппозиция не досчиталась поддержки во многих проевропейских округах в крупных городах.

В результате Консервативная партия смогла решить предвыборную задачу, которую поставил перед ними брекзит. Вернее, одна из его главных причин – углубление экономического и культурного раскола между городами и провинцией. Британским правым легче сместиться влево в экономике, чем левым – вправо в общественной повестке и иммиграции. На этих выборах Джонсон успешно сомкнул рабочий электорат с капиталом, для которого популистская адаптация системы сверху показалась приемлемой ценой на фоне риска волны недовольства снизу. А вот лейбористы так и не смогли компенсировать снижение поддержки среди рабочих с помощью новых сторонников из среднего класса.

Незаконченная революция

Впрочем, победа Джонсона все равно не снимает неопределенности вокруг долгосрочного курса страны. По крайней мере, в одном отношении британская политика останется неизменной: львиная доля сил и времени у нового правительства будет уходить на брекзит.

Разумеется, победа консерваторов позволит Джонсону выйти из ЕС к февралю следующего года, утвердив соглашение о разводе с Брюсселем без новых отсрочек. Но этот договор урегулирует только часть вопросов – статус Северной Ирландии, права граждан и размер британских отступных.

А вот ключевые темы: формат будущих отношений в экономике, внешней политике и других сферах – Великобритания будет согласовывать с ЕС уже после формального брекзита, на второй стадии переговоров. Они должны продлиться до конца 2020 года с возможным продлением еще на два года. Итоговые договоренности потребуют ратификации в британских и европейских парламентах.

Учитывая масштабы амбиций Джонсона, успешно провести эти переговоры ему будет непросто. Для евроскептиков брекзит – это ключ к «суверенной глобализации». То есть возможность освободиться от европейских ограничений и развязать государству руки для более активной роли в экономике, что позволит помочь отстающим отраслям, ввести более жесткий миграционный фильтр, привлечь инвесторов современной инфраструктурой и конкурентными условиями. Все вместе это должно обеспечить Британии качественно новое место в мировой экономике.

Воплощение такого плана в жизнь потребует широкой автономии от ЕС. Речь идет не только о выходе из Таможенного союза и Европейского единого рынка, но также о праве самостоятельно определять регламенты в экономике. Уже в ходе предвыборной кампании премьер заявил, что Лондон введет новые правила господдержки предприятий, а мигранты из Евросоюза лишатся преференций при въезде в страну.

Партнер или конкурент

При этом очевидно, что столь резкий разрыв связей с ЕС чреват побочными эффектами. По оценкам экономистов, если план Джонсона будет реализован, то британский подушевой ВВП через десять лет окажется на 2,3–7% ниже, чем был при сохранении страны в ЕС. Бизнес-лоббисты предупреждают об издержках, с которыми столкнутся британские компании в случае делиберализации таможенного и торгового партнерства с Евросоюзом.

До сих пор такие прогнозы не вызывали паники. В конце концов, статус-кво в отношениях Британии и ЕС сохранится еще как минимум год. Рост британского ВВП остается стабильным и, по прогнозам, в этом году составит 1,24% по сравнению с 1,31% во Франции и 0,6% в Германии. Инфляция удерживается на низком уровне (1,7% в ноябре в годовом выражении), реальные доходы растут (3,6% в сентябре в годовом выражении), а низкие ставки оставляют властям пространство для финансовых маневров. Но ситуация может измениться из-за шока от разрыва связей с ЕС и вероятного замедления мировой экономики. В таких условиях разбрасываться процентами ВВП будет труднее.

Мало того, отказ Британии от европейских стандартов может потянуть за собой пересмотр отношений по самому широкому спектру вопросов. Угроза появления по соседству Сингапура-на-Темзе, который не считается с общими правилами, беспокоит ЕС. Поэтому там уже грозят ограничить доступ Британии к своим рынкам.

На это Лондон может ответить отказом от военного сотрудничества с европейцами, разыграв геополитическую карту, чтобы получить более выгодные условия. Кто знает, во что могут вылиться такие споры. Возможно, стороны найдут способ отцепить тему экономики от стратегического партнерства в других сферах, но угроза долгосрочного разлада в отношениях остается.

Сохранить коалицию

В итоге даже внушительное большинство в парламенте не гарантирует Джонсону защиту от проблем из-за европейского вопроса. С одной стороны, жесткие евроскептики среди консерваторов будут настаивать на максимальном давлении на ЕС. Только так можно будет восстановить абсолютный суверенитет и закрыть торговые переговоры к декабрю 2020 года, как партия обещала перед выборами.

С другой стороны, умеренные консерваторы призовут власти пойти на уступки ЕС и не спешить с переговорами. Зачем британцам отказываться от европейской модели, в создание которой они сами вложили столько сил? Тем более экономическим шоком от слишком резкого разрыва может воспользоваться пришедшая в чувства оппозиция.

Кроме того, травматичный разрыв с Европой может подорвать целостность Соединенного Королевства. Хотя сепаратистская Шотландская национальная партия выиграла почти все парламентские места от Шотландии, большинство жителей региона пока что выступают против независимости (50% к 44%), в том числе по экономическим соображениям. Устроенный с подачи англичан кризис способен добавить популярности сепаратистам и усилить их позиции на выборах в шотландский парламент в 2021 году. Это, в свою очередь, подкрепит их требование провести новый референдум о независимости.

Следующая пятилетка станет решающей для Консервативной партии и, судя по всему, заложит основы отношений Британии с ЕС на десятилетия вперед. Вопрос в том, сумеет ли Джонсон дотащить свою новую коалицию поддержки до финиша целиком. Если оппозиция сможет найти популярную замену Корбину (не самая трудная задача), а брекзит ударит по кошелькам британцев, не исключено, что нынешнее уверенное преимущество консерваторов начнет стремительно таять.

      *  *  *

Борис Джонсон одержал победу на британских выборах. Что важно знать
Премьер добился крупнейшего для Консервативной партии большинства в парламенте со времен Маргарет Тэтчер, оппозиция проиграла с рекордным за 40 лет результатом. Теперь Джонсону предстоит выполнить обещание по реализации Brexit
Консерваторы установили рекорд
По итогам состоявшихся 12 декабря выборов Консервативная партия (тори) под началом премьер-министра Бориса Джонсона получила, по предварительным данным, 364 из 650 мест в палате общин (нижняя палата парламента). Пока не подсчитан результат в одном округе. По сравнению с предыдущими выборами тори получили на 66 мандатов больше, подсчитал Guardian. Это самая крупная победа тори с 1987 года, когда партия под началом Маргарет Тэтчер провела в парламент 376 депутатов. «Правительство <...> консерваторов получило уверенный новый мандат, чтобы завершить Brexit, объединить страну и двигаться вперед», — заявил Джонсон, комментируя итоги голосования. На фоне победы консерваторов фунт вырос на 2,7%.
Основной оппозиционной силой в новом составе парламента останется Лейбористская партия во главе с Джереми Корбином, получившая 203 места. Это самый худший результат левых с 1983 года, когда партия, ведомая Майклом Футом, получила 209 кресел в палате общин.
Аналитики объяснили победу тори их жесткой позицией по Brexit и важностью этого вопроса для избирателей, в частности для рабочего класса. «Противоречие между правыми и левыми взглядами на экономику утрачивает актуальность, его заменяет новый культурный раскол: желание выйти из ЕС, реформировать миграционную систему и укрепить нацию дало рабочим мотивацию проголосовать за <...> правых [консерваторов]», — считает профессор политических наук в Университете Кента Мэттью Гудвин. «Очевидно, что вопрос Brexit стал доминирующим <...>», — признал теневой канцлер казначейства, депутат от лейбористов Джон Макдоннелл.
Вместе с тем Шотландская национальная партия (SNP) завоевала 55 мест, став третьей по величине партией в парламенте. «Это была очень удачная ночь для SNP», — сказала лидер партии Никола Стерджен, комментируя результаты националистов. По ее словам, итог голосования продемонстрировал, что шотландцы выступили против правительства Джонсона и против выхода из ЕС. Стерджен потребовала от британского правительства предоставить Шотландии право провести второй референдум о независимости (предыдущий сепаратисты проиграли в 2014 году).
Как результат выборов повлияет на британскую политику
Лидер Лейбористской партии Джереми Корбин заявил, что намерен уйти со своего поста после поражения на выборах. Однако он не намерен уходить незамедлительно, так как сначала партия под его руководством должна выяснить причины своего поражения. В качестве главных претендентов на пост преемника Корбина британские СМИ, в том числе ITV, называют теневого министра по делам Brexit Кира Стармера, теневую главу МИДа Эмили Торнберри, теневого канцлера казначейства Джона Макдоннелла и депутата-лейбориста Ребекку Лонг-Бэйли.
В отставку подала и лидер центристской партии «Либеральные демократы» Джо Суинсон. По итогам голосования ее партия получила всего 13 кресел в парламенте, а сама Суинсон уступила в своем округе SNP. «Либеральные демократы» продолжат бороться за ценности, которые исповедует наше либеральное движение: открытость, честность и инклюзивность», — пообещала она.
Что победа консерваторов означает для Brexit
Джонсон обещал, что выведет Британию из ЕС до 31 января — установленная сторонами дата Brexit — и не станет просить Брюссель о дополнительных отсрочках. Для этого ему предстоит провести через парламент свой договор с ЕС о Brexit и сопроводительный пакет мер для его реализации.
В договоре, в частности, говорится о том, что стороны сохранят статус-кво в экономических отношениях как минимум до декабря 2020, чтобы за это время успеть обсудить новое соглашение о торговле. В нем также указаны права граждан ЕС и Британии и правила работы границы Северной Ирландии (часть Соединенного Королевства) и Ирландии (член ЕС).
Для европейских стран победа Джонсона стала облегчением, так как повысила надежду на принятие соглашения по Brexit об упорядоченном выходе Британии из ЕС. Ранее депутаты выражали готовность принять договор только с поправками. «Я надеюсь, что результат [выборов] будет убедительным, и мы будем понимать, чего ждать в ближайшие несколько месяцев», — сказал перед голосованием в четверг премьер-министр Ирландии Лео Варадкар. Еще один подвешенный парламент, в котором ни одна партия не владела бы большинством, усилил бы неопределенность, говорил он.
После сделки по Brexit стороны приступят к переговорам о будущих отношениях в таких сферах, как экономика, оборона и безопасность. В своем предвыборном манифесте консерваторы пообещали, что получат торговое соглашение с ЕС до декабря 2020 года и не будут просить об отсрочке переговоров. Однако в среду главный переговорщик по Brexit от Еврокомиссии Мишель Барнье сказал, что считает такие сроки нереалистичными. «Это очень трудный сценарий», — сказал он в беседе с членами Европарламента в среду, сообщает The Times.

Ключевые даты Brexit
31 января 2020 года — согласованная Британией и ЕС дата Brexit. Если к этому времени в парламенте будет принято соглашение Джонсона по Brexit, то в силу вступит переходный период, который продлится до декабря 2020 года (с возможностью продления на один-два года).
Февраль 2020 года — начало переговоров Британии и ЕС о будущем сотрудничестве.
26–27 марта 2020 года — первый саммит Евросоюза после британских выборов.
Июль 2020 года — дедлайн для заявки Британии на продление переходного периода.
Декабрь 2020 года — конец переходного периода. К этому времени Британия и ЕС должны договориться о новых условиях сотрудничества в экономической, военной и других сферах.
Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/politics/13/12/2019/5df293f59a794781a4deb0e3?from=center